Главная » Статьи » Статьи Еникеева Г.Р » Статьи Еникеева Г.Р

ТРИЕДИНОЕ НАСЛЕДИЕ НАШИХ ПРЕДКОВ (Чингизизм в языке и памяти татарского народа).
                   Триединое наследие наших Предков.
                    (Чингизизм в памяти и языке татарского народа).
 
Статья Еникеева Г.Р., направленная на IV научно-практическую Конференцию, посвященную Международному Дню родного языка, состоявшуюся 24 февраля 2010 г. в Доме национальностей г. Москвы.
Зачитана на Конференции Дамиром Османовичем Серажетдиновым - вице-президентом Региональной благотворительной общественной организации «Московское общество татарской культуры «Туган Тел».

Вариант статьи (доклада) на татарском языке ("Өч өлештән тоташ мирасыбыз") был представлен Г.Р. Еникеевым организаторам V съезда Всемирного Конгресса Татар (г. Казань, декабрь 2012 г.), но "не прошла цензуру" для оглашения с трибуны съезда, так как "слишком возвышает татар".

: http://tartareurasia.ucoz.com/publ/starye_stati_gali_enikeeva/starye_stati_gali_enikeeva/ch_lesht_n_totash_mirasybyz_chy_gyzlyk_tatar_khalkyny_ist_legend_m_telend/3-1-0-70

 

   Приветствую уважаемых участников Конференции и всех тех, кто удостоит меня чести прочитать данное мое обращение. Полагаю, каждый знает о состоянии дел татарского народа: о постепенной утрате языка и культуры, о проблемах с изучением и развитием родного языка, о негативном отношении к татарам со стороны многих высших и мелких чиновников, а также и со стороны многих представителей масс-медиа и официальной исторической науки.
   Посему повторяться особо не буду, просто отмечу, что утрата языка и культуры, распад-растворение татарского народа приобретают необратимый характер. И все, полагаю, согласны с этим – и главное, уверен, что есть и такие среди мыслящих людей татарского народа, которые разделяют мое убеждение в том, что в направлении решения указанных проблем надо, и в принципе можно что-то делать, и готовы к тому. Я далек от утверждений, что, мол, никто ничего не делает, или «не так делает» - примеров самоотверженного труда, посвященного делу самосбережения татарского народа, можно привести множество, и в целом эти устремления можно только приветствовать и не место здесь, полагаю, какой-либо критике.
   Но хотелось бы отметить следующее – при всем том, как представляется, нашим татарским народом не используется в должной мере его важнейшее, триединое достояние, унаследованное от предков, притом особо значимое в современных геополитических условиях Евразии. Эти условия емко и точно отметил в одном из своих интервью Д.М. Исхаков: «хотим мы того или нет, Евразия реально существует, понятно, что за доминирование на ее территории борются две местные силы – Россия и Турция. Но если Россия предоставит своим народам, в том числе и тюркским, возможности для быстрого роста, то никакая Турция не понадобится. Мы, может быть, будем ездить туда в гости, но все наши возможности будут сосредоточены здесь (…) Наш интеллектуальный потенциал достаточен, чтобы мы могли развиваться сами. Но если мы будем так медленно идти, Турция, вкладывающая огромные средства в развитие образования и культуры, нас очень быстро обгонит, и мы, в силу культурных причин, будем вынуждены туда оборачиваться, черпать какие-то идеи».   
   Понятно, что также и у тюркских государств из числа бывших республик СССР не будет особого стремления «оборачиваться к Турции» (хотя признаки этого все четче проявляются в последнее время), если Россия не оставит без внимания и заботы свою «тюркскую составляющую», предприняв соответствующие меры к сохранению и развитию своих тюркских народов. То есть, объективные условия требуют от российских властей «соблюдения евразийских традиций», что предполагает отказ во внутренней политике от «сознательного игнорирования самого факта существования в стране разных этносов со своими традициями и стереотипами поведения» (Л.Н. Гумилев). Именно в качестве непременного условия для надлежащего обеспечения - как своей внутренней стабильности, так и успеха на внешнеполитическом театре в Евразии. Особенно во взаимоотношениях с тюркскими государствами – бывшими республиками СССР. При игнорировании этого «доминирование Турции», а значит, и ее союзников по NATO непосредственно на территориях бывших республик союза ССР будет, увы, вопросом весьма короткого времени.
   Но, представляется, как у России в целом, так в особенности у татар, как второго по численности народа в стране, имеются возможности, чтобы не позволить Турции «обогнать себя», а то и опережать ее по упомянутым выше параметрам – как в вопросе «доминирования» в тюркском мире, так и культурного развития. Правда, при условии, если власти России реально будут «соблюдать евразийские традиции», что в первую очередь предполагает отказ от застарелых догм – от остатков антитюркской, вернее, антитатарской идеологии, доставшихся сегодняшней России от эпохи Романовых и периода партийного тоталитаризма. Основная часть этой идеологии выражена в догмах историографии Романовых, сочиненной в основе своей, что уже не секрет, западноевропейскими специалистами - как идеологическое обоснование политического режима, «основой которого стала голая сила принуждения», установившегося в России в XVII-XVIII веках. Этот режим Н.С. Трубецкой, в пику историосочинителям, измыслившим выражение «татарское Иго», метко назвал «романо-германским Игом».
   Антитатарская и антиордынская идеология, в первую очередь должна была, естественно, оправдывать необходимость преклонения народов Евразии перед западноевропейцами, убеждая правящие слои России, и особенно ее народы, в необходимости «прислушиваться к советам и указаниям» представителей западноевропейских политических кругов, наиболее влиятельных в тот или иной период (В.О. Ключевский). Второй задачей этой идеологии, не менее важной, было постоянное противопоставление народов Евразии друг другу – особенно тюрок и славян (точнее русских и татар), для обеспечения наиболее полного и своевременного усвоения и исполнения соответствующих «советов и указаний западноевропейцев», по принципу «разделяй и властвуй». Третьей задачей было – устранить татарское (или, ордынское) влияние на народы Евразии, включая русских, поскольку это весьма мешало осуществлению первых двух задач, так как ордынская идеология в корне противоречила принципу «голого принуждения в государственной политике» и, соответственно, «нарушению евразийских традиций».
   Именно постепенная и продолжительная антитатарская и антиордынская идеологическая агрессия должна была способствовать упрочению власти Романовых, пришедших к власти в Московии-России в результате Смуты, интервенции и гражданской войны в начале XVII в., и обеспечить постепенное массовое внедрение в правящий слой иностранцев-западноевропейцев. Поскольку, по свидетельству английского посла Джильса Флетчера, посещавшего Моск­ву в 1588-1591 годах, еще и «в эпоху правления Ивана Грозного», и в период, предшествовавший Смут­ному времени, в среде татарских царевичей, мурз и князей бытовало мнение, что «вся страна от их границ на север и запад, до города Москвы включительно, принадлежит им». Татары в то время, что известно не только по сведениям упомянутого посла-разведчика, проживали от границ Польши до Волги, Каспия и далее на восток - то есть, практически по всей территории современной Украины, России и не только.   
   Поэтому Романовы-западники, придя к власти в стране, доставшейся им от Ордынской династии, «зело тихим образом», но весьма усердно и последовательно «издавна делали политику над татарами по умалению сих магометан во всем государстве» - как писал один высокопоставленный романовский чиновник в 1735 г. Одним из результатов проведения рассматриваемой государственной политики было внедрение новой, антитатарской и антиордынской идеологии, которая базировалась на официальной историографии о «татарах – завоевателях и угнетателях», якобы «прибывших в XIII в. из далеких восточных степей и доставивших много зла» - как русским, так и другим народам Евразии.
   Соответственно, антитатарская и антиордынская идеология была основой политики правительства Романовых по «изведению татар», и составной, наиболее изощренной частью этой идеологии был «булгаризм», внедряемый также и через высокопоставленных мулл-назначенцев из Духовного управления мусульман, учрежденного романовским правительством во второй половине XVIII века. В соответствии с «булгаризмом» татары, не согласные отказываться от подлинных предков, помнившие свою историю, объявлялись «потомками завоевателей», «чужаками», не имеющими своей Истории и Родины. 
   В татарском народе издревле были его основой, и так же татарами себя называли, и к тому же неизменно помнили свою подлинную историю и Заветы предков элита татарского народа, ордынские уланы (царевичи), мурзы и бийи (князья), и их товарищи-воины татары-казаки – наиболее просвещенная, сплоченная и активная часть татарского народа. По ним и был нанесен основной идеологический удар «булгаризма», поскольку применение насильственных мер в отношении ордынцев вызвало затяжную войну – «Россия начала воевать с казаками, с астраханцами, сама с собой» (В.О. Ключевский). Т.н. «крестьянские и казачьи восстания» - вернее, полномасштабные войны, которые зачастую велись против романовского правительства по всем правилам военного искусства, с массовым применением артиллерии - полыхали вплоть до второй половины XVIII века. В итоге романовы-западники, не справившись с татарами-ордынцами и с их соратниками путем насилия, в определенной мере включили их элиту в состав правящего слоя России и признали право татар на исповедание Веры предков - Ислам – а также «на организацию заводов, торговых и иных промыслов». Но, тем не менее, романовское правительство продолжало «изводить» татар путем идеологической войны против них и различными ограничениями и ухищрениями: например «во время Швецкой и Польской войн везде их перед войска в первых рядах на пропажу посылали...» - это тоже из откровений высокопоставленного чиновника романовского правительства. 
   Антитатарская и антиордынская политика Романовых (которую сменивший их режим партократии проводил с еще большей интенсивностью), имела печальные последствия – как для татар в первую очередь, так и, как следствие, для страны в целом. Приведу для наглядности один пример. Издревле и до совсем недавнего времени (вплоть до начала XX в.) китайцы, испокон веков весьма культурные (по общераспространенным представлениям), неприятно удивляли наших человечных и свободолюбивых предков своим, мягко выражаясь, весьма своеобразным обычаем: ноги женщины с малого возраста особым образом туго бинтовали, ограничивая их рост и развитие. В результате китаянки с маленькими изуродованными ножками на всю жизнь оказывались пленницами внутренних покоев и не могли покидать дом без сопровождения прислуги и соответственно, без позволения своего мужа (хозяина). Примерно такое же деформирующее и разрушительное воздействие оказала на общественное сознание народов – как татар, так и их земляков по Евразии - идеология эпохи Романо-германского ига и периода партократического режима. И основана была эта идеология на лжеистории о «поганых татарах-ордынцах и их рабах - русских князьях…», как выражался К. Маркс, изречения которого еще и пару десятков лет назад все были обязаны признавать непреложной истиной - особенно в научных трудах, посвященных изучению истории Отечества от сотворения мира до периода «коммунистического завтра» включительно.
   Соответственно, не отказавшись от ограничений в мировоззрении и соответствующих идеологических догм, которые являются следствием романо-германской западнической (антиордынской) идеологии, ни России в целом, ни татарам, в частности, и их тюркским братьям, вряд ли удастся "не отставать от Турции” в упомянутых выше вопросах. Как видим, официальная история (писаная история) может воздействовать на общественное сознание того или иного народа (народов) вполне результативно, и если она сочинена именно для ограничения развития, или "изведения” того или иного этноса (народа) – то определенные результаты наступят, если не будет никакого противодействия влиянию этой писаной истории. Поскольку, как известно, официальная история - это элемент государственной идеологии, и особенно значимо, если в этом государстве методом управления длительное время являлась «голая сила принуждения» и широко практиковалось принуждение к обязательному единомыслию («одинаковому мышлению»).
   Таким образом, одним из последствий Романо-германской антитатарской и антиордынской политики и стала деформация общественного сознания населения всей страны и изведение до минимума «тюркской» (татарской) составляющей государственной и общественной жизни Российской империи (СССР). Негативные последствия этого испытывает, и еще будет испытывать вся Россия в целом (см. выше) – если не будет принимать должных мер по «возвращению к евразийским традициям». Также испытывает последствия той политики татарский народ в виде всего того негатива, который вам, уважаемые участники Конференции, известен не понаслышке и о котором я упомянул в самом начале данной статьи.
   Поэтому, для того чтобы преодолеть последствия антитатарской и антиордынской политики предшествующих политических режимов, в первую очередь, как представляется, необходимо начать с идеологии. Особенно с восстановления подлинной истории Отечества, как основополагающей части «хорошо забытой старой» идеологии общности народов Евразии – идеологии наших предков Ордынцев - которая базировалась на соблюдении человечных и справедливых «евразийских традиций», и которая может и должна стать примером для современности в данном вопросе. Наиболее важным в рассматриваемом случае, несомненно, является восстановление подлинной истории татарского народа, с учетом его весьма малоизвестной (сокрытой) ныне роли созидателя и основного носителя этих традиций, этой идеологии в истории Евразии. 
   Но, увы, государство в лице чиновников от науки – как федеральных (российских), так и татарских - этим отнюдь не торопится заниматься, поскольку упомянутая выше антитатарская и антиордынская идеология, выраженная в конкретных постулатах, многократно повторенных в научных и научно-популярных трудах на протяжении нескольких веков, весьма живуча и кое-кому еще, возможно, и выгодна.
   Я в данном случае весьма далек от мысли обвинять профессиональных историков в злонамеренном следовании застарелым догмам. Среди них многие являются историками по призванию, и в романовскую эпоху, и в период партократии многие отечественные историки добросовестно выявляли и выявляют по крупицам Истину о нашей подлинной истории ценой самоотверженного труда и зачастую в борьбе с бюрократизмом «руководства наукой».
   Но все же, даже и устанавливая в своих трудах множество отдельных фактов истории, противоречащих официальным догмам, профессиональные историки не имели возможности – да и ныне им весьма затруднительно – пересматривать, а то и просто основательно критиковать постулаты романовской историографии, утвержденные в качестве "непреложной истины" в рамках системы официальной исторической науки. Как верно заметил С. Валянский, незаурядный исследователь истории Отечества: «что-то в истории восстановить можно, если перестать оглядываться на идеологию», «поскольку в рамках официально признанной - читай, работающей в рамках официальной идеологии - исторической науки», увы, восстановить что-либо существенное из подлинной истории Отечества практически невозможно.
   В Отечестве нашем никогда не было недостатка в мыслящих людях, способных усомниться в достоверности многих утверждений западнической по сути официальной историографии, и в постсоветский период, с наступлением возможности открыто излагать свое мнение без опасения кары за «инакомыслие», разгорелось публичное обсуждение, начались переоценка и критика многих постулатов романовской историографии – как со стороны независимых историков-исследователей, так и некоторых профессиональных историков.
   Появились неплохие труды прогрессивно мыслящих людей России по истории Отечества, наглядно показывающие всю несостоятельность многих и многих постулатов романовской историографии, очерняющих предков россиян, и догмы антитатарской и антиордынской идеологии в данном случае не являются исключением. На наших глазах происходит, в полном смысле слова, слом старых постулатов романовской прозападнической историографии и вполне возможно, что новые взгляды на историю России в скором времени приобретут официальный и общепризнанный статус.
   Но понятное дело, что среди независимых историков-исследователей и профессионалов, успешно критикующих романовскую историографию, мало кто обращал должного внимания на «татарскую составляющую» истории Отечества и в целом Евразии – интерес, например, у русских исследователей направлен на выявление Истины именно о предках русских, на воссоздание, скажем так, своей подлинно национальной истории. И если в их трудах и содержится критика «черной легенды» о татарах-ордынцах, то лишь в той мере в основном, в которой это необходимо для разоблачения клеветы на предков русских. Оно и понятно – полагаю к тому же, что мы не можем, хотя бы по моральным соображениям, требовать от русских историков-исследователей целенаправленной, углубленной и масштабной работы по освещению подлинной (и полной) истории татарского народа. А ведь немалая и неотъемлемая часть романовской историографии России - официальная "история татарского народа”, изложенная именно в целях идеологической поддержки "изведения татар”. И мы до того привыкли к истории, сочиненной нам чужими, что и от слов татарских многих и многих отказались и от исторических личностей – своих прямых предков - от их идеологии и в целом от своей подлинной истории, согласившись во многом и существенном с догмами официальной истории Романовых. 
   Но если объективно и полно рассматривать историю татар, не ограничиваясь рамками романовской «официальной идеологии - исторической науки», то мы можем убедиться, что роль татар, которые уже в раннем средневековье (задолго до "монголо-татарских завоеваний”) были известны всей Евразии своим "величием, могуществом и полным почетом”, была основной и притом весьма положительной во многие решающие периоды истории не только России, но и большинства стран СНГ.
   Надлежащее и полное освещение подлинной истории татарского народа, как представляется, необходима татарам, первым делом, для повышения престижа – как самоназвания, так и языка нашего. Мало кому ныне известно, что в XVI-XVII вв. большая часть населения Москвы и Московского царства, не говоря уже о территориях Евразии много восточнее, говорила по-татарски. Татарский язык был языком казачества (в том числе и русского) вплоть до XVIII века, и многие русские казаки еще и в XIX в. свободно могли говорить на татарском языке. Это уже история, а вот пример из жизни - в Уфе многие русские, выросшие в одном дворе с татарами, свободно говорили по-татарски еще и в XX веке. И поныне живут эти люди в Уфе – русские старики, свободно говорящие по-татарски. Секрета никакого – они росли во дворах, где жили потомки тех самых ордынцев-татар, мурз и бийев, и казаков татарских. Татарские дети знали свою подлинную историю, человечные и благородные принципы предков-ордынцев, вели себя соответствующе и делились с другими своими знаниями, полученными ими от старших. Их соседи-земляки убеждались на «живом примере», что на самом деле татары весьма далеки от отрицательного, злобно-карикатурного изображения облика «поганых татар» из романовской историографии. Многим известно, что массы башкир, марийцев, чувашей до совсем недавнего по историческим меркам времени свободно владели татарским языком и не тяготились этим – поскольку знали, кто таковы татары на самом деле, было еще кому это объяснять землякам-соседям.
   А сейчас 60% татар не говорят на родном языке, появилась такая категория в нашем народе, как «русскоязычные татары». Объяснение тому одно – отрицательный образ предков, тиражируемый в учебниках, СМИ, кино и телевидении, и в художественной литературе, толкает молодежь к отказу от их самоназвания, языка, стремления познать подлинную историю своего народа. И никакими названиями «булгар», «тюрк» и т.п. заменить нельзя естественное самоназвание народа – распад этноса с потерей языка будет неизбежен. Поэтому-то, именно в целях самосбережения и надлежащего своего развития, многие народы мира давным-давно, и по нескольку раз некоторые, составили, а народы России и стран СНГ ныне составляют свою писаную историю. Некоторые «автохтонные» историки, правда, доходят в своих стараниях и до курьезов. А ведь нам, татарам, как говорил мне один почтенный татарский мурза, «и придумывать ничего не нужно - все в нашей подлинной истории: «величие, могущество и полный почет» - надобно только все это суметь найти и изложить как следует; справедливо, правильно и достоверно, и довести до наших соплеменников и земляков». 
 
Окончание см. во Второй части данной статьи: ввиду технических условий статья разделена нами на две части.
Категория: Статьи Еникеева Г.Р | Добавил: Kamil (26.02.2010)
Просмотров: 8504