Главная » Статьи » Книги Еникеева Г.Р. и его соавторов » Книга Еникеева Г.Р. "По следам чёрной легенды"

По следам черной легенды. Глава 1 с. 15 - с. 22
 
   15
 
Но, главное, представители одного этноса (народа) отличаются от представителей других этносов также и определенным стереотипом поведения, усваиваемым его представителями в раннем детстве от родителей и соплеменников. Именно по стереотипу поведения представители одного народа (этноса) узнают друг друга – что и определяет их стремление к общению и единству – в той или иной степени. Самым наглядным объективным выражением этого стереотипа поведения является этническое самоназвание представителей конкретного этноса, то есть самоназвание какого-либо народа [27; 29].
 
 
---------------------------------------------------------------------
 
   16
 
Преимущественно по самоназванию народа называют его представителей и другие народы – именно так и было, например, с татарами [14, с. 135–137, 159; 9, с. 255]. Представители этноса «татар», возникшего однажды на просторах Евразии, соответственно в ходе своего существования и развития не могли называть себя в этническом смысле другим именем. Точно так же как и многие другие, широко известные в мире, развитые и деятельные для своего времени народы, татары передавали свое самоназвание следующим поколениям, как передают и поныне.
Также не могли татары называть себя в этническом смысле «булгарами» либо другим наименованием, как не могли их так называть и соседи. Иное дело, что историки часто, как увидим ниже, намеренно подменяли этническое наименование определенного народа (например, тех же татар), как выразился Л. Н. Гумилев, собирательным наименованием определенной группы, сообщества людей. На самом деле собирательное наименование означает не принадлежность того или иного человека или группу людей к определенному народу (этносу), а их принадлежность к той или иной, неэтнической, общности.
В качестве примеров собирательного наименования можно привести политонимы – название того или иного политического сообщества. Это например, верноподданные какого-либо государства (Кимак, Булгар), последователи какого-либо лидера (Ногай), участники какого-либо социального движе- ния (об этом чуть ниже). В качестве примера собирательного наименования для определенной группы людей можно привести также название сообщества географического – общеназвание жителей какого-либо региона(например, Мишар, Кыпчак – ниже рассмотрим эти названия более подробно).
Имеются достоверные сведения о том, что собирательным наименованием всего сообщества подданных Кимакского государства, созданного татарами в VIII–IX веках, и было название «кимак» – от татарского («тюркского») «кёмек»  (күмәк) «множество», «сообщество». Встречается в иных исторических источниках и другое название того же
 
-------------------------------------------------------------------------
 
17
 
сообщества – «йемек», которое происходит опять-таки от татарского слова йыймак (җыймак) – «сборное сообщество», «союз» [36, с. 112]. (см. приложение 1). Частью этих кимаков – правителями и частью верноподданных Кимакского государства – и были татары, как и писали об этом их современники – например, персидские и арабские географы IX–XI веков [9, с. 559].
Но, тем не менее, название «кимаки» («йемеки»), без учета объективных фактов, совершенно необоснованно, исходя только из конъюнктурных соображений, до сих пор объясняется официальными историками именно как этническое наименование, хотя «ни предки, ни потомки кимаков неизвестны» [30, с. 223].
 Примерно уже с VIII–IX веков именно собирательным было в Поволжье и на Урале также и наименование «булгар». Это было название сообщества подданных образовавшегося здесь Булгарского государства, которое, в свою очередь, получило свое название по наименованию местности «Булгар» – такого же топонима, как и «Мещера» (татарское Мишар), как увидим чуть ниже.
Подданными (населением) Булгарского государства были различные финно-угорские и преимущественно тюркские племена, в том числе и доминировавшие среди них татарские племена (кланы), прибывавшие примерно в IX–X веках, а вполне возможно, что и намного ранее, с юго-востока.
Притом татары оседали в Поволжье и на Урале, прибывая как по торговым путям, так и в ходе своего сезонного кочевания по меридиану [12, с. 222; 97, с. 25; 36, с. 233–237].
Нет никаких более или менее серьезных сведений о том, что название «булгар» было именно этническим, например, в IX–X веках и позже. Не обнаружено никаких следов какой-то особенной «булгарской», отличной от татарской, культуры, которая уже в IX–X веках доминировала также и в предполагаемых районах проживания «волжских булгар» [97, с. 25; 36, с. 236–237], – это помимо других районов Центральной Евразии, где также в указанное время обитали татары и имелись уже татарские государства [36]. Точно так же как и в случае с кимаками, нет ныне в Поволжье потомков «волж-
 
 
-------------------------------------------------------------------
 
18
 
ских булгар», – то есть тех, у которых в настоящее время этническим самоназванием является именно наименование «булгар»[5]. То есть нет подтверждений того, что наименова-ние «булгар» являлось в рассматриваемое время именно этническим названием и, главное, самоназванием определеного этноса (народа) – прямых предков современных татар.
Если наименование «булгар», например в XII–XIII веках, как утверждают «булгаристы», было вместо наименования «татар» этническим самоназванием определенного«булгарского народа» – якобы предков современных татар, – то и передал бы тот народ свое самоназвание «булгар» последующим своим поколениям. Но, как видим, передавали татары тех времен своим потомкам именно самоназвание «татар» – оно и сохранилось у современных татар вместе с языком и с основными признаками и свойствами этноса средневековых татар. Впрочем, этнос с самоназванием «булгар» (болгар), как известно, ныне существует на Дунае – именно туда примерно в VIII–IX веках переселяются древние булгары (так же как и венгры-мадьяры), уступая территории Поволжья и Урала племенам неопределенных тюрок с востока. Над этими тюркскими племенами доминировали, и значительной частью их и были, как увидим чуть ниже, татары. А булгары почему-то не сохранили ни свой язык (как предполагается, он был тюркским), ни свои территории в Поволжье (завоеванные ими примерно в VII веке). Но тем не менее булгары (болгары), переселившись на Дунай, сохранили свое самоназвание, точно так же как их соседи венгры-мадьяры. Как и прибывшие вместо них на Волгу и Урал татары. Незначительные остатки этносов булгар и венгров[6],если таковые и были в

 

5 «Булгарами» в смысле этническом, как видим, нельзя считать членов своеобразного общественного движения, которые называют себя «булгарами» – в большинстве эти люди, что общеизвестно, в смысле этническом именно татары. А говоря прямо, это продукт искажения истории татарского народа «историками» от политики различных времен. Предки этих представителей татарского этноса, видимо, не передавали свою историческую память из поколения в поколение, как у большинства татар, сохранивших ее, несмотря на всестороннее идеологическое давление в течение нескольких веков.

6 Католические монахи-странники сообщали о проживании довольнозначительных групп венгров (мадъяр) в районах современной Башкирии еще и в XII–XIII веках [4].

 

 

---------------------------------------------------------------------------
 
 
19
 
 
Поволжье и на Урале в X–XIII веках, позднее «растворились» среди соседей, «смешавшись» с ними, и были ассимилированы частью средневековыми татарами, но большей частью – чувашами и финно-угорскими племенами Поволжья.
Отметим также, что названия «Булгар» и «Маджар» (Мишар, Мещера) сохранились именно как топонимы – в смысле «земли, где жили когда-то булгары и маджары».
Известно также, что венгров-мадьяр (маджар) называли (например, древние персы), также и «башгирдами» [94, с. 23]. Соответственно название известной нам Башкирии происходит от слова «Башгирд» (Башкорт) и имеет такое же древнее происхождение, как и «Булгар» и «Маджар» – от названия древних народов, когда-то, до VII–VIII веков, там проживавших. И в какой-то мере, несомненно, отдельные представители этих народов в IX–XIII веках влились в этнос современных народов и превратились в мордву, татар, чувашей и других, сменив со временем свое самоназвание, язык, обычаи и, главное, стереотип поведения, отличавшие их от представителей других народов.
Оговорим также, что под «татарами» – в смысле названия и самоназвания одного из современных народов России – в данной работе будут иметься в виду все татары, проживающие в России и за ее рубежами, без искусственного разделения их на «казанских», «сибирских» и многих других.
То есть татары – это те, кто осознает свою принадлежность к татарам и говорит на родном татарском языке (на любом его диалекте, или, точнее, говоре). Вне зависимости, отметим особо, от вероисповедания.
Проясним также понятия «древние» и «средневековые татары». Древние татары соответственно – это прямые предки средневековых татар, а также предки и (или) родственники некоторых тюркских племен, входивших в сообщество различных племен под общим наименованием «половцы» или «кыпчаки». Потому как средневековые восточные авторы уверенно писали о «тесной связи и родстве кыпчаков издревле с народом татар Чынгыз хана и его домочадцами
 
 
-------------------------------------------------------
 
20
 
с VIII века... поэтому Чынгыз хан считал кыпчаков своими родственниками» [54, с. 39–40].
 Уточним теперь значение термина «Кыпчак»: «Во-первых, наименование "Кыпчак” было именно географическим названием определенного, притом весьма обширного региона "Дешт-и Кыпчак”, что на персидском языке означает "Кыпчакская степь”. Под этим названием подразумевались степи и лесостепи от Иртыша до Дуная, и применялось это географическое название и в сокращенном варианте – "Кыпчак”.

Во-вторых, в то же время наименование "Кыпчак” означало, применительно к представителям населявших Дешт-и Кыпчак различных тюркских племен и народов, также и жителя данного региона, и именно в собирательном смысле. Например, так же, как ныне названия "австралиец”, "европеец”, "сибиряк” означают жителя соответствующего региона.

В-третьих, примерно с XII–XIII вв. также известно отдельное тюркское племя (клан) Кыпчак, названное так поимени родоначальника, которого звали "Кыпчак бий”. Этот родоначальник, согласно сведениям из татарского исторического источника "Дафтаре Чынгыз-намэ” ("Чыңгыз хан дәфтәре”), был соратником Чынгыз хана и участвовал в избрании его великим ханом» [5; 34, с. 14; 36].
Племя (клан) Кыпчак, согласно данным всемирно известного и признанного историка и тюрколога Ахметзаки Валиди Тугана, входило в состав сообщества племен-кланов «Карачы». Сообщество это было основной и неотъемлемойчастью средневекового татарского народа. Родным языком этого сообщества Карачы «был один самый известный говор Кыпчака, называемый татарским» [12; 36]. Как видим, племя «Кыпчак» действительно было родственным татарам Чынгыз хана, более того, было оно одним из «единоплеменных с родным улусом (народом. – Г. Е.) [7] Чынгыз хана поколений, общее название и самоназвание которых было не иное, как Татар» (В. П. Васильев, по данным древних и

 

 

7 Современник В. П. Васильева тюрколог Л. З. Будагов пояснял, что значение этого древнего тюркского слова («улус») берет начало от понятия «народ» [11, с. 89].

------------------------------------------------------------------------
 
 
21
 
средневековых китайских источников) [14, с. 135–159]. То есть, как видим, кыпчаки (в смысле племени, клана) входили в состав средневекового татарского народа. Таким образом, название «Кыпчак» в средневековье имело как общее, собирательное значение: «житель Дешт-и Кыпчака, тюрок», так и этническое значение: «представитель татарского племени Кыпчак».
Например, так же как наименование «русский» у западноевропейцев означает уроженца России, в собирательном смысле, вне зависимости от его национальной (этнической) принадлежности. Но в то же время и главным образом наименование «русский» означает национальную (этническую) принадлежность того или иного человека, то есть применяется прежде всего в этническом смысле [36]. Заметим, что сведения о родстве татар Чынгыз хана и кыпчаков с VIII века вполне достоверные. Сведения эти оставлены средневековыми арабами, которые были очень хорошо осведомлены о делах «татарских Держав» [93] – именно так называли тогда арабы, западноевропейцы, китайцы, русские Золотую Орду, Джагатайское ханство, Юаньскую империю и Царство Ильханов, вместе составлявшие Державу Монгол (см. приложения, карты 10 и 11). Отметим, что достаточно обширные и подробные сведения арабских историков XIII–XV веков о татарах основаны на данных более ранних арабских авторов, в том числе знаменитого арабского путешественника, географа и историка Идриси (XI век). И, главное, все сведения средневековых арабов о татарах, известных им с древности, можно сказать, с того времени, как начал складываться сам арабский этнос [102], согласуются со сведениями других древних и средневековых источников – восточнотуркестанских, западноевропейских, китайских, персидских, русских, татарских и других.
Еще отметим, что «средневековые татары – это прямые предки современных татар, а также в значительной степени и современных башкир» [36; 12, с. 25–27, 34–35]. И это основной фактор, определяющий то, что татары и башкиры – наиболее близкие родственники в тюркской семье – вообще в мире нет примера подобного близкого родства между двумя народа-
 
---------------------------------------------------------------------------------------
 
22
 
ми [12]. «Известно также, что средневековые татары сыграли значительную роль в формировании великорусского этноса [29, с. 10–11, 163], а также многих тюркских народов» [36].
В принципе современный татарский народ (этнос) – прямые потомки средневековых татар – состоит, если рассматривать его с точки зрения этнологии Л. Н. Гумилева, не только из татар «поволжских». Еще имеется, и немало, таких людей, которые, хотя официально не зачислены в число «поволжских» или «других татар», объективно относятся к этносу татар. Вспомним выводы Л. Н. Гумилева о том, что этнос – это именно объект природного происхождения [29; 32]. Поэтому можно уверенно говорить о том, что имеется множество людей, которые, не будучи «записанными поволжскими татарами», тем не менее относятся еще к народу, этносу татар, поскольку имеют общий с «официальными» татарами язык, общую историю и предков и во многих случаях также и общее самоназвание, и соответствующий склад характера. Или, как называл эту общую психологическую черту этноса (народа) Л. Н. Гумилев, общий стереотип поведения. Соответственно к этносу татар могут относиться также, например, еще не ассимилированные окончательно этнические группы в некоторых тюркских народах, называющие себя доныне «татарами» или наименованием одного из кланов средневекового татарского народа. То есть «татарские роды» или даже, как увидим ниже, кланы («племена») некоторых тюркских народов.
Вспомним также о чингизизме, общем этническом признаке, более того, о достоянии средневековых татар, потомки которых, не утратив это бесценное наследие предков, живут ипоныне в составе разных народов, хотя относительное большинство их осталось в составе народа, сохранившем самоназвание своих предков «татар» (см. выше).
Следует также заметить, что точка зрения на историю татарского народа, излагаемая в данной работе, не полностью совпадает с мнением некоторых авторов (например, Мурада Аджи и некоторых других) о том, что известное сообщество народов – «тюрки» – является единым народом с общим языком («тюркским»), культурой и т. п. Указанное
 
Категория: Книга Еникеева Г.Р. "По следам чёрной легенды" | Добавил: Kamil (05.09.2009)
Просмотров: 19840